Вера Дорофеева (dorofeeva) wrote,
Вера Дорофеева
dorofeeva

Жемчужный Джованни

Недавно, работая над концепцией бренда для одной компании, занимающейся укладкой паркета, писала я такая легенду бренда. Вдохновение настигло внезапно (ну или иногда это еще называют «Остапа понесло»), и легенда разрослась.


Жемчужный Джованни

В одной богатой итальянской семье жила девочка, которую звали Лючия. Ей было почти семь лет. Ее отец — богатый промышленник, купил огромный дом в Венеции и перевез туда свою семью. Новый город страшил девочку, и она любила убегать в недостроенную часть нового дома, где днем и ночью работал паркетный мастер Джованни. Он был очень беден, но о его мастерстве ходили легенды. Из мельчайших деревянных деталей Джованни выкладывал на полу розетки, красоте которых не было равных. Джованни недорого просил за свое искусство, но, принимаясь за работу, он всегда говорил: «Когда я закончу, вы положите жемчужину к любой стене залы и легко махнете над ней веером. Жемчужина ровно, как по нитке, докатится до противоположной стены. Если она споткнется хотя бы раз, или свернет — я не возьму с вас денег».

Отец Лючии был очень богат. Но когда Джованни рассказал ему про свое правило, он сразу подумал, что это прекрасный способ обмануть паркетчика. Он заказал мастеру сложнейшие розетки, а сам говорил своей жене: «Уж какой-нибудь недостаток я всегда смогу найти! Вот увидишь, жемчужина не докатится!» Маленькая Лючия слышала все это и думала только о том, чтобы Джованни все сделал на совесть. Ей очень нравился этот седой старик. Да и Джованни с удовольствием болтал с маленькой барышней. Работая, он рассказывал ей о разных странах, откуда привозят дерево, показывал инструменты, которыми можно вытачивать мельчайшие детали для розеток. Лючия знакомила мастера со своими куклами и удивлялась, почему он не знает, какие платья нынче в моде и как же дорого в наше время стоит полностью обновить китайский фарфоровый сервиз. Джованни слушал ее и улыбался. Еще Лючия приносила ему свои рисунки — вокруг дома был разбит большой сад, и девочка очень любила его рисовать. «Можно я оставлю себе вот этот рисунок?» — как-то спросил Джованни, держа в руках лист бумаги, на котором акварелью было нарисовано цветущее апельсиновое дерево. «Можно», — улыбнулась Лючия и покраснела.

Джованни работал много месяцев, и однажды в июне, когда бОльшая часть работ была позади, к нему пришел хозяин дома и сказал:

— Джованни. Я с семьей уезжаю в Испанию, на два месяца. Когда мы вернемся, я хочу, чтобы твоя работа была закончена, я планирую устроить большой прием, и пригласить на него всю городскую знать.

— Я успею, сеньор, не волнуйтесь, — ответил Джованни.

И правда, когда Лючия с родителями вернулась из путешествия, все было готово. Вся семья собралась в новой части дома, где, начищенные до блеска, красовались новые полы, собранные из самых разных пород дорогого дерева. Залы сверкали, розетки, созданные мастером, поражали воображение своими изысканными орнаментами и тончайшими деталями. Семья вместе с Джованни переходила из одной комнаты в другую, а хозяин дома не уставал проверять работу паркетчика, катая по полу жемчужину. Лючия была в восторге: комнаты выглядели великолепно, а жемчужина ни разу не споткнулась и не сбилась с пути.

Отец Лючии был явно расстроен: он не смог найти ни одного изъяна. Он раздраженно переходил из залы в залу, из комнаты в комнату и, когда осмотр был почти закончен, проговорил:

— Что ж, неплохо. Мы посмотрели почти все, осталась только спальня для девочки. Пойдите, посмотрите ее без меня, ведь главное, чтобы она понравилась Лючии, а проверять ее я не буду. Жена, дай мне ключи, я запру готовые комнаты, чтобы в них не наследили.

Когда распахнулась дверь в комнату девочки, то все ахнули от восторга и начали спрашивать: «Лючия, тебе нравится? Ну скажи! Неужели тебе не нравится?» А маленькая Лючия стояла в дверях и не могла вымолвить не слова: на полу было изображено прекрасное апельсиновое дерево, точно такое же, как на рисунке, который она подарила мастеру.

Именно в этот момент из соседней залы раздался победный крик хозяина дома: «Я нашел! Я нашел! Скорее идите сюда!» Сбежавшись в залу, все увидели отца семейства, который на коленях стоял на полу и радостно тыкал пальцем в маленькую, едва заметную щербинку в самом углу комнаты. «Она не докатится! Если мы пустим ее здесь, то она не докатится!» — кричал он в восторге.

Джованни спокойно подошел к отцу Лючии, немного наклонился и внимательно посмотрел на найденный изъян. Секунду он смотрел на него, а затем перевел глаза на железный ключ, который был в руках у хозяина дома. Потом он выпрямился, слегка прищурившись, свысока, посмотрел на отца Лючии, который все еще стоял перед ним на коленях, и тихо сказал: «Вы правы, сеньор, она не докатится. Как же ей докатиться, когда тут такая дыра».

Он надел шляпу, и вышел из комнаты. У дверей стояла Лючия. Джованни посмотрел на нее, улыбнулся, погладил ее по голове, и вышел из дома.

Больше она никогда не видела Джованни. Прошло много лет, Лючия выросла. Она не забыла Джованни. Когда она вышла замуж, то смогла убедить мужа в том, что будет хорошей хозяйкой для небольшой фирмы, которая занимается созданием красивых деревянных полов. Свою фирму Лючия назвала «Giovanni da Perla». Если жемчужина спотыкалась или сворачивала с пути, Лючия никогда не брала денег.


Tags: слова
Subscribe

  • Donkey Kong

    А это уже под Римом. Там, в Лацио, в музее истории Италии, есть огромный ангар, посвященный детской игрушке. Сейчас я как раз разбираю фотографии…

  • Св. Дионисий на Монмартре

    Не то, чтобы я не знала раньше мифа о Дионисии, который, будучи обезглавленным, ходил по Парижу, держа в руках собственную голову. Но я вздрогнула…

  • Музейное

    Мучительно пыталась понять, что же мне напоминает эта фотография из Лувра. Поняла.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Donkey Kong

    А это уже под Римом. Там, в Лацио, в музее истории Италии, есть огромный ангар, посвященный детской игрушке. Сейчас я как раз разбираю фотографии…

  • Св. Дионисий на Монмартре

    Не то, чтобы я не знала раньше мифа о Дионисии, который, будучи обезглавленным, ходил по Парижу, держа в руках собственную голову. Но я вздрогнула…

  • Музейное

    Мучительно пыталась понять, что же мне напоминает эта фотография из Лувра. Поняла.