May 12th, 2007

Мамский мозг и голая баба

Интересно, как с годами начинаешь переосмыслять свою жизнь. Нет, это я не старперское хочу сказать, просто школу вспомнила.

Да, конечно, СХШ — это все-таки была не совсем обычная школа.

На переменах из-за дверей с табличками «Не входить. Обнаженная натура» выплывали люди в махровых халатах на голое тело и в шлепанцах — покурить. Ничего странного: ну не одеваться же им, если перемена длится всего пять минут, а предыдущие сорок они провели не шелохнувшись и хорошо, если сидя, а то и стоя в какой-нибудь «динамичной» позе.

Мне всегда было интересно, кто эти люди, работающие натурщиками для постановок «обнаженки»? Думается, для этого надо иметь какой-то очень специфический склад ума и характера: ведь не гардеробщиками, не секретарями. А натурщиками. Более или менее всегда было понятно про пожилых мужчин, и совсем немолодых женщин — грустно, но большинство людей, которых нам приходилось рисовать, были сильно далеки от идеала. Но что, например, делала у нас на уроках рисунка молодая эффектная джазовая певица… Марина? Да, кажется, ее звали Марина. Отлично помню, как она раздетая полулежала в драпировках и рассказывала нам, как поет по вечерам в джаз-клубе и на каких-то еще, кажется, фестивалях. Модели на постановке вообще очень любили поговорить, только говорили они, как куклы: одними губами — двигаться же нельзя, даже глаза почти всегда смотрели в одну точку. Так вот эта Марина меня до сих пор занимает: тогда я как-то постеснялась спросить, зачем же ей было это нужно, а теперь мучаюсь. И в мое нынешнее мамское сознание приходят мысли о нездоровом и нехорошем.

Collapse )