Вера Дорофеева (dorofeeva) wrote,
Вера Дорофеева
dorofeeva

Categories:

История одного знакомства



Публикуется с необходимыми сокращениями и одной цветной иллюстрацией.
А полностью эту историю многие уже читали здесь


Прекрасная собака Гортензия была титулованной особой, не говоря уже о том, что она была таксой.

Кроме вышеупомянутого единственно правильного произношения своего достойного имени она не терпела никаких уменьшительно-ласкательных сокращений. Тот, кто имел неосторожность исковеркать его до Горти, Грети или Тези, неминуемо награждался испепеляюще-оскорбленным взглядом прекрасной собаки Гортензии. Этот взгляд не испепелял только Маму, которая при виде его часто насмешливо говорила: «О, да! Жюстин или оскорбленная дородетель!» Прекрасная собака Гортензия не вполне понимала, кем была эта Жюстин, но сразу представляла, как некто недостойный кричит ей: «Ко мне, Жустя!» Эта мысль приводила Гортензию в негодование, и она гордо удалялась, переполненная сочувствием и желанием познакомиться с этой своей подругой по несчастью.

Единственные сокращения, которые допускались для оклика прекрасной собаки Гортензии это «Прекрасная собака», «Собака Гортензия» или «Прекрасная Гортензия», никак не короче.

…Не вполне понятно, чем руководствовался Полчасик, когда принес в подарок четырехлетнему Сынвовке круглую мохнатую корову, размером с небольшой мяч.



В теории заговора обязательно должен существовать специальный раздел о том, как производители батареек и аккумуляторов заключили страшный контракт с Самым Главным по детским игрушкам, после чего большинство игрушек и других детских товаров стало производиться на батарейках. Плюшевые медведи, вельветовые улитки, плассмассовые телефоны, пистолеты и рации, не говоря уже о роботах, машинах и паравозах — все это непременно пищит, сигналит, светится, и производит попытки самостоятельно передвигаться. Продираясь по детской комнате, которая стараниями усердных бабушек давно превратилась в хранилище стратегического запаса игрушек, любой взрослый чувствует себя на минном поле, без права на ошибку, с риском остаться заикой — потому что никогда не знаешь, какой из горшков сейчас решит с тобой поздороваться и какая из говорящих азбук предложит найти букву «Ё».

…В силу всего вышеописанного не удивительно, что после дежурного «спасибо», которое прозвучало после папиного дежурного «чего надо сказать?», Сынвовка повертел корову в руках и задал вопрос, который поверг Полчасика в короткий ступор, а Папу в продолжительный хохот:

— А где пульт?

Узнав, что пульта нет, Сынвовка поискал у коровы кнопку или хотя бы отсек для батареек. Не найдя ни того, ни другого, он сделал вывод, что ему подарили мяч. Эту версию поддержала и Мама, быстро сообразив, что играть дома в футбол значительно безопаснее мохнатой коровой, чем настоящим футбольным мячом.

Озарение настигло прекрасную собаку Гортензию в тот же вечер, когда, зайдя в гостиную, она вдруг увидела круглое мохнатое существо с глазами, исполненными страдания, нещадно пинаемое Сынвовкой. Нескольких мгновений оказалось достаточно, чтобы в мохнатой корове, покорно ударяющейся об потолок, Гортензия узнала Жюстин.

Началась охота. Гортензия выслеживала корову везде, где только можно, и тащила к себе — зарывать в подушки. Сынвовка скандалил и искал свой мяч — тот единственный, которым разрешали играть дома. Мама откапывала Жюстин из-под подушек, возвращала ее законному владельцу, а позже, улучив момент, Гортензия снова предпринимала попытку похищения. Так продолжалось до тех пор, пока прекрасная собака Гортензия не решилась на отчаянный шаг. Ночью она выкрала корову и обмусолила ее до такой степени, что только маньяк смог бы признать в ней футбольный мяч. Для верности прекрасная Гортензия оторвала у коровы хвост и через образовавшееся отверстие вытащила часть ваты, которой та была набита.

В таком состоянии корову обнаружили утром. Вату и хвост выбросили, корова Жюстин навеки переместилась в уголок прекрасной собаки Гортензии, а та, в свою очередь, обрела подругу. Молчаливую всепонимающую подругу с глазами, исполненными страдания.

____________________

Следующая история: «Грабеж или потоп?»




Tags: Гортензия, рисую, слова
Subscribe

  • Donkey Kong

    А это уже под Римом. Там, в Лацио, в музее истории Италии, есть огромный ангар, посвященный детской игрушке. Сейчас я как раз разбираю фотографии…

  • Св. Дионисий на Монмартре

    Не то, чтобы я не знала раньше мифа о Дионисии, который, будучи обезглавленным, ходил по Парижу, держа в руках собственную голову. Но я вздрогнула…

  • Музейное

    Мучительно пыталась понять, что же мне напоминает эта фотография из Лувра. Поняла.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Donkey Kong

    А это уже под Римом. Там, в Лацио, в музее истории Италии, есть огромный ангар, посвященный детской игрушке. Сейчас я как раз разбираю фотографии…

  • Св. Дионисий на Монмартре

    Не то, чтобы я не знала раньше мифа о Дионисии, который, будучи обезглавленным, ходил по Парижу, держа в руках собственную голову. Но я вздрогнула…

  • Музейное

    Мучительно пыталась понять, что же мне напоминает эта фотография из Лувра. Поняла.