Вера Дорофеева (dorofeeva) wrote,
Вера Дорофеева
dorofeeva

Categories:

Зубики. Часть первая

Просто обычный доктор

Однажды вечером, вернувшись с работы пораньше, в двадцать два ноль-ноль, я обнаружила дома две вещи: вполне традиционную и совершенно неожиданную. Вполне традиционно в это время мой ребенок ни фига не спал. Но совершенно неожиданным оказалось то, что одна щека была у него больше другой. «Интересно, — подумала я, — что бы это могло означать?» Осмотр щеки изнутри показал отсутствие за щекой мандарина, а это могло означать только одно — флюс. «О боже, — подумала я, — о, боже, боже». Потом я подумала: «Мамочки мои, спасите-помогите, ой-ой-ой». Потом еще: «Да нет, там мандарин, я просто плохо посмотрела». И я посмотрела еще раз, но мандарина не было. Тогда я подумала: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Поняв, что не готова самостоятельно поставить диагноз, я решила проконсультироваться со специалистом и спросила у Леги: «Леж, слушай, а что это?» Специалист потыкал щеку пальцем, сходил посмотрел в зеркало и вынес вердикт: «Это просто воздушный шарик». «Воздушный ша-а-арик! — Моей радости не было предела. — Ну конечно! Что же это еще может быть? Все в порядке, это просто воздушный шарик. Ура!»

Эйфория длилась примерно полминуты, а потом я взяла себя в руки и позвонила врачу с вопросом: «Нужно ли уже носиться с сумасшедшими глазами и куда бежать спасаться»? Оказалось, что носиться пока необязательно, а спасаться лучше утром. Лега выпил Нурофену, и мы с ним решили, что неплохо бы утром съездить в Космический Центр Мультяшкин, чтобы показать волшебному доктору наш воздушный шарик, а, может быть, даже лопнуть его, чтобы он не мешал росту нового зуба.

«Мультяшкин, блин...» — бурчала я в ночи, исследуя просторы Интернета на предмет детских стоматологических клиник. Сама-то я в рок-н-ролле вот уже больше двадцати лет. Из них те годы, которые с четырех до одиннадцати, я оттарабанила в районной детской стоматологии с незабываемым отклонением в виде безразмерной тети-врача, которая говорила мужским голосом. Этот голос был ее конкурентным преимуществом перед другими зубными врачами в поликлинике: уверена, что не только я, а и все другие дети приходили в этот ад с веселыми мухоморами, нарисованными на стене, с намерением ни при каких обстоятельствах рта не открывать. Но когда сидя в коридоре ты слышал доносящийся из-за закрытой двери мужской голос, а в кабинете потом оказывалась тетя — то рот открывался сам собой. Пока ты не очухался от фокуса, тебя — в кресло, рот зафиксировали, чтобы не откусил тете пальчик, и дальше по классическому сценарию. Меня, как правило, держали трое. Ну и орала я тоже за троих.

По причине всего вышесказанного, я, хоть и матерь довольно специфическая, но собственноручно привести ребенка в мир своих ночных кошмаров не смогла. Поэтому вариант похода в районную поликлинику не рассматривался. До этого Лега уже был дважды в обычной взрослой клинике — у моего врача. Показывал рот и в кресле катался. Ему даже поставили маленькую пломбочку — был он  спокойный, как слон, и  бесстрашно пережил немножко сверления бормашиной. Но сейчас повод более серьезный. Я понимаю, что все может оказаться не так просто, поэтому решаю, что мы можем идти только в Космический Центр Мультяшкин.




Оказалось, что их не так много — в смысле, детских стоматологий, где мультики и развлечения, и врачи с «подходом», и «укол» — запрещенное слово. Я нашла всего три или четыре сайта, из них выбралась клиника «Чипполино», и я в нее записалась на утро на прием к врачу. Но рано утром из «Чипполины» позвонили и сказали, что «сегодня нет хирурга, а с флюсом сразу надо удалять зуб, может завтра?» Я взглянула на Легину щеку, которая за ночь раздулась еще больше, и записалась в другую стоматологию, «Натадент» — тоже, вроде, детская и недалеко от нас.

А! Я, конечно, позвонила Дорофееву. Ну, чтобы поддержать малыша всей семьей — все-таки непростое мероприятие. Ну и чего это я одна должна быть монстром? Я и так директор по укладыванию в постель и раннему подъему в детский сад. Если уж возненавидит потом извергов, которые его туда привели — так пусть всех, без остатка. Ох. Дорофеев, конечно, сразу на все согласился — и ездить вместе, и с Легой потом сидеть, если нужно, и все другое, что понадобится.

В общем, мы с Дорофеевым собрались утром, и давай изображать радость и восторг от того, что мы сейчас едем в Космический Центр Мультяшкин! Немножко пришли в себя, когда заметили, что Лега стоит и смотрит на нас, так подозрительно: голову наклонил, одна бровь вверх. Чувствую — переигрываем, сейчас наступит разоблачение, а Лега и вправду щеку так тихонечко тыкает и говорит вкрадчиво: «А может мы мультики дома посмотрим?» Я ему сразу: «Ты что! Да у нас нету таких мультиков! Едем скорее! Нас уже ждут!» Ну и поехали. Лега потребовал в Космический Центр ехать обязательно в заячьих ушах, которые у нас от утренника остались, и с пласмассовой морковкой.

Приезжаем мы с морковкой в «Натадент». Я, конечно, чуть бОльшего ожидала от детской клиники, из детского там оказалась только небольшая детская комната с игрушками и телевизором, а все остальное — обычная такая, хорошая современная больница. Ну вот такая, что войдешь — и сразу понятно, где ты. И главное, понятно, что это ни фига не Космический Центр Мультяшкин. А мы как бы в Мультяшкин ехали... Ну ладно, причина визита у нас не такая, чтобы сильно едой перебирать, ну и все, вроде, приветливые, включили нам мультик. Пока Лега с Дорофеевым его смотрели, я тете-доктору в кабинете рассказала чего и как. В обычном таком стоматологическом кабинете. Обычному такому взрослому тете-доктору. Рассказываю, а сама понимаю, что доктору-то мне есть, чего рассказать, а вот вменяемой истории для Зайца с Морковкой у меня нет и не предвидится. Потому что мысль моя не цепляется ни за что в этом обычном стоматологическом кабинете, и не просто не цепляется, а и вообще растекается, потому что у меня самой (хоть я в рок-н-ролле уже больше двадцати лет) от вида бормашины сразу начинает глаз дергаться.

Заяц с Морковкой пришел в кабинет к волшебному доктору, чтобы померить плащ и покататься в космонавтском кресле. Минут 5 ушло на знакомство с волшебным доктором, в результате которых Заяц, поправляя покосившиеся уши, отказался лезть в кресло без меня и морковки. Еще 5 минут волшебный доктор разглядывал героически открытый рот и вынес свой вердикт: один зуб удалять, пять лечить. Заяц отправился к папе смотреть мультик, а я осталась приходить в себя от вердикта. Не то, чтобы я не доверяла доктору, но мы чистим зубы, сладкого много не едим, сладкой воды вообще не пьем, и у врача были полгода назад — откуда столько проблем?!

— Молочные зубы, — объясняет мне доктор, — разрушаются очень быстро. Ничего не поделаешь. Это заложено раньше, это не всегда от вас зависит.
— И что же теперь? — спрашиваю я.
— Нужно лечить, — отвечает доктор, — сегодня вскроем флюс, еще два раза придете — закончим с этим зубом. А потом займемся остальными.

«Еще два раза, а потом остальными, ничего себе, — думаю я, — у меня столько историй нет, чтобы Зайца уговаривать». Но делать-то нечего. Зовем снова Зайца с Морковкой. Снова уговоры сесть в кресло, снова только с мамой. Сели, но рот никак не открывается. Заяц явно почуял неладное. В попытках уговорить его мы с доктором проводим минут 15. Потом она говорит: «Я думаю, что придется немножко подержать». Я уже сильно на взводе, потому что волшебный доктор совсем не хочет сотрудничать с Зайцем. Даже со взрослой мной доктора бывают иногда душевнее, чем доктор, который как бы предполагался быть волшебным. Кто-то, возможно, скажет, что у меня катушки не на месте, что доктора ценятся за другое, но она даже не знала про пылесос, который червячков высасывает.

А по моему скромному мнению, наш детский врач не может не знать про пылесос и червячков. Это как не знать, что на Новый год надо делать салат оливье в эмалированном тазике. Все детские врачи, которые попадались на моем жизненном пути, обязательно знали про червячков. Такое ощущение, что им по этим червячкам с пылесосом читают спецкурс в институте стоматологии имени Семашко.

А она не знала.

Ну да ладно. Пока суть да дело, Заяц начинает пытаться слезть, уговоры не помогают. И я решаю действительно «немножко подержать», черт, ну а какие варианты? Фиксирую Легу — он тут же начинает кричать истошно, в рот — распорку, медсестра держит голову, я ноги и руки — меня откровенно трясет, ребенок вырывается и орет, как будто его режут, доктор с каменным лицом включает бормашину и начинает работать. Честное слово, я думала, что сдохну прямо там. Когда Лега начал орать, в кабинет зашел Дорофеев.

Тут небольшое отступление. Дорофеева сразу не пустили присутствовать, хотя он хотел. Доктор сказала: «Пусть только мама останется». Дорофеев посопротивлялся немного, я как-то не догадалась прийти ему на помощь — мама, так мама. И он остался переживать в коридоре и развлекать Легу в перерывах, когда мы ждали результата снимков или доктор готовила кабинет.

Я слегка прифигела, когда доктор крикнула Дорофееву: «Выйдите из кабинета!» Он довольно тихо зашел, он волновался, он хотел помогать и спасать. Допускаю, что доктору показалось это излишним. Я уже к тому времени была в прострации, потому что ребенок бился и орал, бормашина жужжала, доктор нервно говорила: «Держите крепче, у меня алмазный наконечник, я могу поранить рот». Нервического поведения я от детского врача уж точно не ожидала — мне казалось, что у них восприятие детского крика и других сопутствующих удовольствий, должно быть на уровне нервной системы атрофировано. Но  ничего подобного, и вот это «Выйдите из кабинета» — меня как-то даже в чувство привело. А вот Дорофеев как раз позеленел, постоял немного и вышел.

Все, что удалось сделать доктору — снять пломбу с зуба, который спровоцировал флюс.

Заплаканный Заяц с Морковкой был отпущен к папе приходить в себя. Я спросила:

— А теперь что?
— Сейчас у вас открытый зуб, — сказала она, — флюс должен сойти к вечеру послезавтрашнего дня. Полощите ромашкой, раз в день антибиотик — линкомецин, во время еды закладывайте ватку. Через два дня приходите на лечение.
— Я боюсь, что мне будет сложно теперь привести его, — сказала я, — я даже не знаю, как теперь справляться с этим. А сколько раз всего еще нужно прийти?
— Несколько раз, — сказала доктор, — ну а что делать? Лечить-то нужно. Придется немножко подержать.
— Ясно, — сказала я, которой только что как раз представилась счастливая возможность «немножко подержать», — ну ладно, спасибо. Мы пока пойдем.

И пошла к Зайцу с Морковкой и его папе. На удивление Заяц был уже доволен жизнью, играл во что-то, ни тени расстройства. Причина, конечно, в том, что папа пообещал сразу купить новый диск для приставки. Ну и страшно по-видимому, было, все-таки больше, чем больно. Доктор вышла попрощаться с Легой и подарила ему мыльные пузыри. Мы поехали за диском и домой. В машине Заяц спросил:

— А это чего, был что ли не волшебный доктор?
— Это был хороший доктор, Леж, — сказала я, — она тебе шарик лопнула, чтобы зубик рос. Но почему-то оказался не волшебный, да. Обычный доктор...

К вечеру мы с Дорофеевым решили искать другую клинику и другого врача. Не потому что этот был плохой. Я даже думаю, что это был хороший (а я-то уж больше двадцати лет в рок-н-ролле и кое-что понимаю в стоматологах). Но никакой привязанности к ней у нас не возникло, к клинике тоже. Ничего того, что обязывало бы нас вернуться. А кроме этого, мы не видели никакой возможности снова затащить туда Зайца с Морковкой, даже если через два дня это будет уже не Заяц, а героический пес Вольт. Поэтому мы подумали, что у нас есть два дня, и, значит, шанс найти волшебного доктора.

А флюс действительно полностью спал к вечеру следующего дня. И про «Натадент» мне потом няня рассказала: что малыш один из нашей детсадовской группы соглашается ходить только к ним, что мама его счастлива, хотя зубы лечат много — потому что доктор там у них волшебный.

_____________________________________________

Часть вторая. Фея зубная, сонная по совместительству

Tags: Лега, слова
Subscribe

  • Donkey Kong

    А это уже под Римом. Там, в Лацио, в музее истории Италии, есть огромный ангар, посвященный детской игрушке. Сейчас я как раз разбираю фотографии…

  • Св. Дионисий на Монмартре

    Не то, чтобы я не знала раньше мифа о Дионисии, который, будучи обезглавленным, ходил по Парижу, держа в руках собственную голову. Но я вздрогнула…

  • Музейное

    Мучительно пыталась понять, что же мне напоминает эта фотография из Лувра. Поняла.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

  • Donkey Kong

    А это уже под Римом. Там, в Лацио, в музее истории Италии, есть огромный ангар, посвященный детской игрушке. Сейчас я как раз разбираю фотографии…

  • Св. Дионисий на Монмартре

    Не то, чтобы я не знала раньше мифа о Дионисии, который, будучи обезглавленным, ходил по Парижу, держа в руках собственную голову. Но я вздрогнула…

  • Музейное

    Мучительно пыталась понять, что же мне напоминает эта фотография из Лувра. Поняла.