Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Postkarten Album



Альбом для открыток
Германия, конец 19—начало 20 века

Я его добыла несколько дней назад в Питере. Я с ходу решила, что это фотоальбом. И неважно, что на обложке написано Postkarten Album — такие мелочи не должны волновать истинного исследователя древностей. Сразу сделала высоконаучный вывод: уже тогда существовал формат 9×12! Вау, думаю. Вот откуда уши-то растут!

Потом, конечно, плавно вернулась в реальность. В реальности мне стало даже интереснее, потому что раньше я никогда не видела специальных альбомов для открыток. У меня в семье открытки, получаемые на праздники, принято хранить в полиэтиленовом пакете, толстой пачкой. Было принято. Потому что уже давно никто из нас не получал на праздник настоящую почтовую открытку с поздравлением из другого города или с соседней улицы.

Пока живы были бабушка с дедушкой, у нас было принято писать бумажные письма и отправлять открытки. Бабушка обязательно перед каждым значимым праздником покупала целую гору открыток и  почти целый день надписывала их всем своим подругам и друзьям. А я потом шла на почту и несколько минут пихала их в почтовый ящик. Примерно столько же открыток приходило взамен — кажется, из всех городов страны.

Вплоть до последних лет я регулярно получала телеграмму. Одну в год. Я уже уехала из Архангельска, и бабушка обязательно отправляла мне ее на день рождения. Не абы какую, а на поздравительном бланке. Много лет телеграммы от бабушки приходили на очень красивых бланках, а потом резко испортились. Пару раз телеграмма пришла даже на бланке с надписью «8 марта», хотя день рождения у меня как раз наоборот — в самом конце декабря. Это потому что бабушке уже стало тяжело ходить на почту, она заказывала телеграмму по телефону, и на вопрос: «Какой бланк будет?» — отвечала: «Девочки, вы там выберите сами что-нибудь. Посимпатичнее». И девочки выбирали посимпатичнее. Бабушка всегда всех нежно называла «девочками». Даже в овощном грозных теток со свекольными щеками — девочками. И своих подружек — только девочками, никак иначе. Из девочек уже сейчас почти никого не осталось. Зато осталось невероятное количество открыток, телеграмм, писем — битком набитые полиэтиленовые пакеты.

А  пока у меня нет столько открыток, в Postkarten Album, я, пожалуй, напихаю фотографий. И свой пяток открыток, надо только найти в залежах. Таисия Николаевна! Кстати, все Ваши!



Зайка

Дикая женщина никогда не станет ходить по дому в ободке, если только ей не четыре с половиной года. Потому что дикая женщина, она всегда на охоте, а для хорошей охоты важна идеальная стрижка, накрашенные глаза и тапки на платформе, пусть даже и с хлюпающей подошвой. Даже бабушка Красной шапочки, уж насколько она дикая, но никогда не наденет ободка. Чепчик и лифчик (чтоб было, что бросать в воздух, когда молодые мускулистые охотники прибегут спасать ее от серого волка) — наденет. А ободок — никогда. Потому что она знает, что в ободке ее никто даже есть не станет, а не то, что спасать.

Ходить по дому в ободке может себе позволить только домашнняя женщина. Это когда тебя уже и съели, и спасли, и уж даже женились на тебе, чтобы не подхватить ангину, ежедневно бегая с обнаженным торсом из соседнего подъезда ради спасения тебя от серого волка. И чаще всего оказывается, что у каждой дикой женщины на полочке в ванной обязательно припрятан ободок. На случай внезапного одомашнивания.

Чаша сия не минула и меня. Ободок надолго стал моими верным домашним спутником. Да. Потому что иначе мне волосы лезут в глаза. Не укладывать же их каждое утро. Что я, дикая? У меня есть три ободка. Два из них — обычные черные. Третий появился недавно, в процессе поиска ребенку заячьих ушей для новогоднего утренника (о чем я подробно рыдала несколько месяцев назад). Этот розовый ободок с заячьими ушами приходит на помощь каждый раз, когда один из официальных моих ободков теряется, а другой ломается. Я как-то сразу, не задумываясь, напяливаю эти уши себе на голову, и спокойно живу так дома. Лега воспринял это как должное, а няня давно привыкла к тому, что я немножко тю-тю, и тоже не переживает. Сама я вообще забываю, что у меня ободок на голове. Ну, а чего там помнить? Ободок и ободок.

Сегодня утром я, как всегда, проснулась для похода в детский сад. Учитывая мой отбой в пять утра тридцать минут, вполне естественно, что к моменту побудки в семь, расположение глаз на моем лице было достойно картин позднего Пикассо. Да я и не пытаюсь обычно сильно приходить в себя в это время, потому что вернувшись из садика, обычно ныряю обратно в кровать и продолжаю дрыхнуть еще пару-тройку часов. Так что я, как получилось, расставила глаза по местам — лишь бы дойти до детсада (благо он находится в нашем же дворе) и не потерять по дороге ребенка. Натянула штаны, нацепила ободок... Внимательный читатель, умеющий предугадывать развитие сюжета, уже сейчас может начинать подозревать страшное, а, те, которые искусно владеют своим лицом — начинайте поднимать одну бровь. Я  же пока продолжу без подробностей. Я сходила в детскую, разбудила картину чуть более раннего Пикассо, но и эта картина сопротивлялась, хныкала и требовала не идти в садик. Идти надо было, причем побыстрее — мы уже опаздывали. В общем, мы — сонный слон и маленькая улитка, в  итоге кое-как собрались и вышли из квартиры.

Collapse )