Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Св. Дионисий на Монмартре

_MG_7329

Не то, чтобы я не знала раньше мифа о Дионисии, который, будучи обезглавленным, ходил по Парижу, держа в руках собственную голову. Но я вздрогнула от неожиданности, встретив его настолько живым в галерее под Базиликой де Сакре Кёр.

Отель с вековыми традициями или Мы все уладим

У нас вот принято ругать российский сервис, противопоставляя его умению европейских компаний улаживать сложные ситуации с клиентами.

У меня есть забавная история о том, как мы провели десять дней в Риме, в чудесном отеле Westin Excelsior. Самый центр. Пять звезд. Основан в 1906 году. Красивый, пафосный, и потертое золото на лепнине. Ну. Так получилось, что мы оказались там.

У нас было два электронных ключа, две карточки — моя и мужа. Так как мы оба немножко... несобранные, то одну карточку традиционно таскаем с собой, другую оставляем в номере — на столике перед зеркалом. Однажды, примерно на шестой день пребывания в Риме, мы вернулись к двери нашего номера, а карточку в сумке не нашли. Мы даже не удивились. Я способная. Ключи от арендованной в Черногории машины я нашла однажды в мусорном ведре. Тоже, правда, в Черногории. Что стало приятным сюрпризом.

Мы спустились вниз — к ресепшн — и попросили открыть нашу дверь. Повинились, признались, что один из ключей мы, видимо, потеряли. Портье, без единого вопроса, не спросив даже наших имен (а видел он нас впервые в жизни) выдал нам новую карту. «Ну ладно, — подумали мы, — ведь мы же не воры какие-то. Чего у нас паспорта спрашивать?» И пошли к себе.

В номере был бардак. Мы сами его развели, поэтому выглядел он вполне привычно. Но было сильно после обеда, а к этому времени в отеле с вековыми традициями обычно покрывала на постель уже накидывают. И не то чтобы мы были как-то специально привязаны к карамелькам на идеально убранных кроватях, но там не было не только карамелек, но и чаевых, которые мы всегда оставляли утром. Бардак — был, а чаевых — не было. «Хм», — подумали мы. Но в этом прелесть немножко... несобранных людей: сначала они всегда подозревают собственное распиздяйство, а потом уже всякие другие неприятности. «Наверное, это мы забыли оставить чаевые», — согласились друг с другом мы. Но на самом деле, мы помнили, что оставляли. И в этом тоже прелесть немножко... несобранных людей: они даже когда точно помнят, то все равно как-то умудряются себя уговорить, что это их распиздяйство, а совсем не коварный замысел врагов.

Collapse )


Мы едем, едем, едем

Всей семьей в Германию, удалять Леге грыжу. Вот так вот да, пишу раз в два месяца, и сразу вот такое. Нет-нет, пугаться не нужно, это плановое мероприятие. Просто мы решили, что раз возможность есть — лучше туда, чем к нам. Да простят меня хорошие, ответственные, внимательные, гениальные, наши отечественные врачи. Знаю, что такие есть. Но мы решили пойти по пути наименьшего сопротивления. И по пути спокойствия.

Пишу сейчас, чтобы... не знаю, как-то зафиксировать что ли, что вот да, едем. Уже все готово. Университетская клиника Дюссельдорфа готова нас принять.

С 17 по 31 марта — мы в Дюссельдорфе. Операция назначена на 19 марта. Если все хорошо и спокойно, то будем куда-то выбираться потом. В Амстердам сгоняем, например. А в самом Дюссельдорфе чего есть интересного, о чем не пишут в путеводителях? А то в путеводителях, в основном, почему-то, про пиво.

День 3 — Юрмала

Лень меня обуяла, поэтому я ничего не пишу и фотографии не показываю. А между тем, мы доехали до Италии. Но разве можно нарушать хронологию повествования? Нет, нельзя. Поэтому —

Юрмала


Фото дня. Участники путешествия желтыми трусами гармонируют с велосипедом, а красными указывают нам на то, что композиционный акцент фотографии находится чуть правее золотого сечения.

В Юрмалу — платный въезд. Да-да, вот так вот едешь-едешь, а потом — раз! — плати, дружочек, один лат. Наверное, потому что пляжи везде бесплатные.

На первый взгляд кажется, что только истинный ценитель телепередачи «Аншлаг» может комфортно чувствовать себя в этом прекрасном городе: дурно веселые лица мужчин и женщин из секты Регины Дубовицкой призывно улыбаются тебе в Юрмале с каждого билборда. На каждом заборе написаны их незабвенные имена. Порой еще они разбавляются фотографией Маслякова с накрашенными губами. Глаз ищет отдыха, и не находит, и ощущение, что можно было ехать сразу в Вильнюс, а в Юрмалу не ехать вовсе — становится сильнее с каждой минутой. Но нет. Нужно собрать волю в кулак и дойти в Юрмале до пляжа. До чего же тут приятный ме-е-е-еленький, теплый (вовсе не обжигающий) и чистый песочек. Мы добрались до моря — это, безусловно, всех нас взбодрило, а некоторые — так даже и купаться полезли:


Collapse )

Другие

Для портала Eва.Ру.

Истинная женщина должна быть изящной. Ее движения должны быть мягкими, но точными: ей ничего не стоит на шпильках перебежать через большую лужу по тоненькой дощечке, молочная пенка от каппучино никогда не окажется у нее на носу, а если и окажется, то истинная женщина тут же изысканно промокнет нос салфеткой и так улыбнется краешками идеально накрашенных губ, что у мужчины на другом конце стола сразу же защекочет в животе и возникнет непреодолимое желание жениться.

Но есть и другая женщина. Та, что непременно навернется в лужу, даже если это будет единственная лужа на всю пустыню, невероятным образом образовавшаяся в условиях многовекового пекла. Даже если это будет лужа-мираж — эта, другая, растянется в нее и наглотается песка. Эта, другая, сделает миниатюрный глоток каппучино, а в следующую секунду фыркнет от смеха так, что вновь пришедшие посетители кафе развернутся и уйдут, решив, что здесь только что пеной тушили пожар. Если же ей повезет, — этой, другой женщине, — и молочная пенка окажется лишь у нее на носу, то она даже не заметит этого. Мужчина напротив станет смущен: как сообщить ей тактично, что у нее весь нос в пене?! Он испуганно улыбнется, посмотрит ей прямо в глаза и потрогает несколько раз свой кончик носа указательным пальцем.

— Ага! Би-би! — радостно поддержит его та, другая женщина, и невозмутимо продолжит рассказывать что-то очень важное, да так тихо и нежно, что немолодая раздражительная В Молодости Эстрадная Артистка попросит официанта пересадить ее «подальше от тех двоих» и поближе к кофейной машине в надежде, что звук перемалываемого кофе заглушит для нее звук голоса той, другой.

Клеймо в виде лилии на плече не так страшно для женщины, как ярлык «неуклюжая». Лилия — это намек на неординарность принимаемых решений и экстравагантный жизненный опыт. Хуже ярлыка «неуклюжая» только ярлычок с порядковым номером на большом пальце ноги, хотя его все-таки можно скрыть правильным подбором туфель, в отличие от неуклюжести, которая в ее многообразии форм полностью маскируется только общим параличом.

Collapse )

Про отстой

Я, знаете ли, мечу в мемуаристы. Описывать происходящее со мной могу только по прошествии очень большого количества времени. Не секрет, что любые впечатления должны хорошенько отстояться, но в моем случае на этот отстой уходят годы. «В моем случае годы уходят на отстой» — надо будет употребить это как-нибудь томным голосом в компании амбивалентных декадантов. Не знаете, где они собираются? А то у меня есть полпачки сигарилл и фраза вот. А в помойку жалко.

Сегодня я опять напрягла извилины и попыталась написать ржаки про Черногорию (да просто потому что в моей жизни не было еще такой фееричной поездки!), но обнаружила, что не хочу про Черногорию, а хочу про то, как я в прошлом году в Крым ездила с Легой и Дорофеевым. Хотя ведь в конце прошлого лета я к этой поездке — на предмет написать — несколько раз подступалась, но так и не смогла. Нет, ну надо же.

Большие, как для самогона, наполненные какой-то жидкой мутью стеклянные бутылки рассованы в моей голове по всем углам. Ни этикеток, ни надписей. Только предупреждение выбито на каждой небольшими буквами: «Возможно образование естественного осадка». Стоят, отстаиваются. Если не трясти сильно головой, то обычно хватает года.

И фотографировать я не умею. Просто не понимаю, что именно надо снимать в поездках, куда поворачивать объектив и в какой момент жать на кнопку. Поэтому у меня из путешествий почти нет фотографий. Зато вот через год-два я уже очень хорошо знаю, что именно нужно было снять: оно у меня прямо в глазах стоит, скомпонованное и с идеальным светом. И это даже обиднее, потому что рассказать можно и через десять лет (главное, чтобы жидкость в бутылке не выдохлась, а то иногда захочешь воспользоваться — а там только пыль на дне), а вот сфотографировать в обратный зад, в смысле, свой взгляд назад — фигушки.

А еще я не умею шить, и в слове «жрать» не проговариваю букву «р». И пожрать люблю. Это все не имеет отношения к теме поста, но раз уж пошла пятиминутка самоуничижения, то надо использовать ее. В помойку-то жалко. Да, и мне всегда жалко нести что-то на помойку.

Однако, ботаника



Эту книгу, которая дошла до нас в прекрасном состоянии (хотя она неплохо сочеталась с помойкой, где была найдена), принято называть «журналом». Мне, правда, куда понятнее говорить «энциклопедия».

Flore des Serres et Des Jardins de l’Europe, tome XVI
Louse van Houtte, editor,
1865-67

Шестнадцатый том иллюстрированной энциклопедии ботаники. Известнейшее издание своего времени. Сто девяносто две страницы. Почти каждая третья — плотный вкладыш с цветной хромолитографией, заботливо переложенный калечкой. Не считая черно-белой графики.

Под катом — то, на что хватило моего терпения. Ужасно интересно разглядывать картинки в большом формате — открывается по клику с некоторых картинок. Но это развлечение не для жадин, потому что жрет траффик только так.

Collapse )


Остер Постер

Посвящается Игоряну Борисычу и его диплому

***
Однажды нá гору без трости
Забрался мистер Остер Постер.

Он понял только на вершине,
Что трость свою забыл в машине.

Но ведь с пеленок помнил он
Непререкаемый закон:
Любого джентельмена ость —
Цилиндр, Сдержанность и Трость.

И он размыслил:
— Не беда.
Я вмиг схожу туда-сюда.
А чтоб себе облегчить труд
Все вещи я оставлю тут.

Он на вершине Эвереста
Совсем недолго покружил,
И, подыскав цилиндру место,
В цилиндр сдержанность сложил.

И только оказался он
Тем скарбом не обременен,
Он закричал:
— Вот это да!
Вот это легкость, господа!

И тут же, словно аксакал,
С горы вприпрыжку поскакал.

С тех пор частенько Остер Постер
Любил с пивком раскинуть кости
И в Риджентс-парке на прогулке
Приличных дам щипал за булки.

А на высоком Эвересте
Цидиндр все на том же месте,
Все так же сдержанность внутри.
Не веришь? Лезь, да посмотри.

Небесного цвета, цвета ультрамарин

Когда-то давно у меня была машина. Это была моя первая машина. Это была Пятерка Жигули, небесного цвета, цвета ультрамарин. Это была совершенно новая машина, купленная в салоне, поэтому можно с уверенностью сказать, что я у нее тоже была первая. А когда двое друг у друга первые, то получается, в лучшем случае, смех, в худшем — травмы и раны, остающиеся на всю жизнь. У нас с ней были и смех, и травмы и первый поцелуй.

Наш первый поцелуй. Говорят, что запоминается только то, чего ты добивался долго и трудно, но поцелуй наш я помню так хорошо, как будто он произошел вчера, а ведь я добилась его всего-то на третий день управления ею. Хотя сейчас уже сложно сказать, кто и кем управлял в тот день. Скорее всего нами обеими управляли тогда небесные ангелы. Потому что сейчас, я, многоопытная водитель, не могу даже представить, как это возможно: не умереть, когда ты на полной скорости выезжаешь с узенькой второстепенной дорожки на оживленную трассу, даже не задумываясь о том, что нужно кого-то пропустить. Это сейчас я джентельмен и всех пропускаю. А тогда я была молод и горяч и вопросы этикета меня волновали постольку-поскольку. Но хорошие девочки, они ведь любят плохих парней — и мы с ней прямо тогда и поцеловались. Прям там, на выезде с узенькой дорожки на оживленную трассу. Слава богу, что мы поцеловались с металлическим ограждением, а не с мчащимся на полной скорости Лэнд Ровером, адское бибиканье которого и сообщило нам, мол, неплохо бы предпринять что-нибудь для того, чтобы он мог спокойно проехать. Я предприняла резкое выворачивание руля вправо, мы крепко поцеловались с ограждением, и еще передним колесом втрескались в высоченный бордюр. А Лэнд Ровер спокойно проехал, пробибикавшись и обделавшись легким испугом.

Collapse )

Тем более, что...

...я недавно отличилась и многоуважаемому изданию Mobile-Review.com наговорила много глупостей.

Я боялась и не ходила читать их, пока не сходила Борисова. Борисова сходила и сказала, что я не опозорилась, и что мои глупости достаточно глупые, хотя бывало и поглупее. Я тогда тоже пошла и прочитала. Ну в общем, да. Бывало и поглупее.

Интересно, что я совсем не боялась наговорить глупостей многоуважаемому журналу, а вот читать их потом мне было страшно. И самое ужасное: несмотря на то, что сестра таланта давно уже отреклась от меня, мне все еще есть, что сказать. Хотя какое мне дело, до чьей-то там чужой сестры, когда у меня есть своя. Тем более, что...

...я недавно отличилась и многоуважаемому изданию Mobile-Review.com наговорила много глупостей.

Я боялась и не ходила читать их, пока не сходила Борисова. Борисова сходила и сказала, что я не опозорилась, и что мои глупости достаточно глупые, хотя бывало и поглупее. Я тогда тоже пошла и прочитала. Ну в общем, да. Бывало и поглупее.

Интересно, что я совсем не боялась наговорить глупостей многоуважаемому журналу, а вот читать их потом мне было страшно. И самое ужасное: несмотря на то, что сестра таланта давно уже отреклась от меня, мне все еще есть, что сказать. Хотя какое мне дело, до чьей-то там чужой сестры, когда у меня есть своя. Тем более, что...