Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Молескин, Аппстор и разочарование дня

Если кто не знал, я фанат канцтоваров. Я обожаю все везде записывать, подчеркивать и выделять маркерами. Не знаете, что мне подарить? Дарите блокноты, тетради и стикеры-стрелочки. Отдельный том истории моей болезни посвящен органайзерам. За свою жизнь я перебрала столько планнеров и ежедневников, что могу работать горячей линией по вопросам ненужности плассмассовых линек, встроенных в толстенькие кожаные блокноты.

Все, все они у меня перебывали: стандартные ежедневники длиною в год — такие, как принято заказывать в качестве корпоративных подарков; модные, родом из девяностых, тяжеленькие органайзеры на пружине, с кучей страничек, разноцветными ярлычками разделителей и тоненьким калькулятором. Когда уже стало можно, у меня появился Palm V. После калькулятора это был мой первый электронный девайс. Я тыкала в него стилусом примерно неделю. Да и вообще. Ни одним планнером я не пользовалась больше месяца.

Позовите сотню таких как я на фокус-группу. Спросите:

— Если вам дать органайзер, как активно вы будете им пользоваться?

Мы ответим:

— Первую неделю — ежедневно по будням. Следующие две — иногда достаем, если нужно расписать ручку. Потом — всё.
— Спасибо, — скажут недалекие менеджеры фокус-группы, — вы нам очень помогли. Даже уберегли, можно сказать. До свидания.

И напишут в отчетах-рекомендациях: «Производство бумажной продукции свернуть. Начать производить софт для наладонников».

Они и не догадываются, что покинув их корпоративные рудники, мы (я!) отправились покупать очередной разлинованный блокнот. Это был пример о вреде фокус-групп, демонстрирующий, что мы — потребитель — можем как угодно логично отвечать и рассуждать, но это не имеет никакого отношения к нашей будущей покупке.

С электронными штуками у меня совсем не заладилось. Ну а как я могу ими пользоваться, если «быстрая запись» в моем исполнении выглядит примерно так:

Позвонить маме (просто поговорить, ни про что. А. Заодно спросить про то, можно ли оставить ей Легу на выходные).

Короче написать у меня не получается. Ну нет у меня такой сестры.

А еще вношу в список дел те дела, которые уже сделаны. И сразу их зачеркиваю. А еще несколько слов в каждой записи я обвожу ручкой по второму разу. А после этого обвожу все остальные слова. И вокруг рисую рамочку. Какой мне айфон, что вы.

Collapse )

Спасите меня, добрые фотографировальщики!



Товарищи фотографы, спасите меня, пожалуйста, скорее, а то я могу умереть или даже лишиться аппетита. У меня есть две проблемы с фотоаппаратом Canon EOS 500D. Даже три, если набраться смелости и признаться уже в том, что слабоумие — это не вовсе не пикантная моя особенность, а тоже проблема.

Так вот первая проблема: фотоаппарат внезапно начал показывать экран ошибки, где пишет «Err 70, мол, съемка невозможна, типа включите и выключите фотоаппарат» — это мой вольный перевод. Он мне такое пишет через каждые 3-4 кадра. В ремонт нести? Или можно как-то перепрошить там что-нибудь, или где-нибудь ему покрутить, или потрясти его каким-то специальным образом?

И вторая проблема (которая, скажем без ложной скромности, является следствием третьей): как почистить фотоаппарат изнутри? Ну вот ту самую (прости господи моё косноязычие) штуку, на которой загораются красные точечки, когда фокусируешься (это матрица, да?). Я туда — внутрь, скрутив объектив — уже залезла пальцем и протёрла эту штуку тряпочкой (нет, не той тряпочкой, что для кухонного стола, а специальной, для оптики). Возможно кто-то, кто ко мне неплохо или даже тепло относится, спросит сейчас: «Кой чёрт тебя туда понес, Вера, дорогая ты моя неуёмная и неумная женщина?!» Так раньше в объективе все время было видно какую-то мелкую пыль, и она меня раздражала. Зато теперь! Теперь я могу гордо признаться, что там виден настоящий пиздец! Там теперь разводы, пятна, и даже, кажется, собачья шерсть. Или это еще может быть ворс от колонковой кисточки, которой я туда тоже лазила. Вся эта помойка частично лезет на фотки, притворяясь НЛО. Но даже и без этого: смотреть через объектив на светлую поверхность непередаваемо противно. И мне почему-то кажется, что все мои старания избавиться от этого только усугубляют проблему. Потому что красные точечки фокусировки, например, стали какими-то... размытыми что ли...

Сейчас Сабиров меня проклянет молча, а Марат прям сразу в комментах напишет, куда мне в следующий раз залезть пальцем, тряпочкой и колонковой кисточкой. Я согласна на все. Только скажите, что мне теперь делать с фотоаппаратом? И есть ли шансы на спасение?

Прошу пощады и помощи. Я больше так не буду.

Тема письма

Однажды ноябрьским вечером, когда я сидела и напивалась кофем в каком-то московском общепите, мне пришло письмо. Это вполне естественно, что оно пришло туда — в общепит, потому что я редко выползаю из дома без ноутбука. И так, как это было письмо от Борисовой, то вполне естественно, что тема письма была обозначена как «Еб твою мать». Давно уже установлено, что если нужно найти какое-то важное рабочее письмо от Борисовой, то быстрее всего оно находится, если ввести в строке поиска «еб твою мать» или «нахуй». И раз — самые важные сметы, самые важные договоренности и самые важные документы — единым списком, как на лодони! Вот что значит — умение правильно организовать переписку.

И вот оно приходит ко мне, это вот письмо, с такой вот темой. И я его открываю, а там написано (внимание, сейчас будет раскрыта тайна частной переписки, принципиальным — не читать):

«Дорогая Вера,

коллектив сумашедших идиотов в составе Резинкиной, Славецкой и меня
(ха-ха) решил совершить ПОСТУПОК. Результат нашего поступка во
вложенном файле. У тебя есть выбор: послать нас нахуй или не послать.

Короче, пускай это будет первым подарком к новому году! Ура!

Коллектив идиотов.»


А там... а там... мой билет в Берлин на дветысячиодиннадцатилетие Христово и тридцатилетие меня!

Конечно же я сразу пришла в состояние невменяемого счастья, и вот теперь я сижу в аэропорту «Домодедово» и собираюсь через полчаса скорбно вползти в самолет.

Почему скорбно? Потому что именно сегодня утром, пока я наливала чай на завтрак (а машина, чтобы везти меня в аэропорт должна была уже через полчаса приехать), Лега пришел на кухню с вопросом: «Мама, а у нас есть клопы?» «Нет, конечно!» — ответила я, не оборачиваясь. «Интересно, — сказал Лега, — тогда что же это?» И тут я обернулась. И увидела ее. Самую настоящую ветрянку, густо покрывающую всего шестилетнего мальчика. Семейный совет в лице Дорофеева принял решение, что мне-таки ехать все равно, потому что мазать болячки зеленкой он и сам умеет. Но я до сих пор еще жду звонка из дома и готова рвануть обратно.

Почему вползти? Потому что у меня уже месяц болит коленка, а три дня назад врачи поставили, что у меня там что-то испортилось или порвалось — в общем, я хромаю так комично, что всем сразу понятно: эта собралась в Берлин на Рождество, ну точно! Да еще, небось, и на собственное тридцатилетие. Ха-ха-ха! Такого подарка от своего организма можно ожидать только в таком сугубо важном случае.

Угу. Это они еще не все знают.

Но тем не менее. В обнимку с ноутбуком, на прямой связи с Игоряном Борисовичем, несмотря и невзирая, я прусь. Все. Посадку объявили.

Борисова, меня уже скоро надо будет встречать.
Ох ты ж еб твою мать. Вот это да.

Печатная лента для печатной машинки

Товариши! А где взять срочно рабочую ленту для печатной машинки? Или что можно сделать со старой, чтобы печатала? Помню, что в фломики нужно было налить самые дорогие (читай: «единственные») мамины духи. А тут чего? Коллекционным вискарем поливать? Очень надо! В смысле ленту, а не вискарь извести.

P.S. Да, это я так к завтрашнему началу выставки готовлюсь.